Аналитика

Процесс важнее результата: что стоит за началом переговоров о вступлении Молдовы в ЕС

Фактически единственное «достижение» на посту президента, которым может похвастаться Майя Санду, это начало переговоров о вступлении Молдовы в ЕС. Но оно, по сути, не более чем морковка, которую Брюссель подвесил перед молдаванами с целью оставить у власти в Кишиневе своих ставленников накануне выборов главы государства. Этого, в принципе, не скрывают и евробюрократы, заявляющие, что республике не стоит ждать никаких поблажек, так как она не соответствует никаким критериям членства в Евросоюзе.

В декабре ушедшего года, спустя почти десять лет с момента подписания договора об Ассоциации с ЕС, Брюссель объявил о начале переговоров о вступлении Молдовы в Евросоюз. При этом в Кишиневе абсолютно никого не смущает, что это решение было принято не вследствие каких-либо успехов в проведении реформ или экономическом развитии республики, а исключительно «прицепом» к Украине, которую таким образом захотели поощрить за «сдерживание» России.

Что же означает этот внезапный «прорыв», который является главным козырем Майи Санду на предстоящих в наступившем году президентских выборах?

Прежде всего необходимо отметить, что по вопросу евроинтеграции среди молдаван не существует единого мнения.

Согласно одному из наиболее солидных социологических агентств Молдовы — барометру общественного мнения, эта идея имела наибольшую популярность у жителей республики в 2000–2010 годах. Так, например, в 2003-м 60,7% участников соцопроса были готовы проголосовать на референдуме за вступление в ЕС. В течение нескольких лет эта цифра только росла, и в мае 2007-го был установлен своеобразный рекорд — 72,1% опрошенных высказались за то, что Молдова должна стать частью «европейской семьи».

Но с 2009 года этот показатель стал резко снижаться. По иронии судьбы, именно тогда к власти в стране пришли прозападные политические партии, сформировавшие «Альянс за европейскую интеграцию». Их правление, ознаменовавшееся ростом коррупции, хищением бюджетных средств и падением уровня жизни населения, компрометировало само понятие евроинтеграции, что заставляло западных кураторов периодически «тасовать колоду» своих подопечных.

Период нахождения у власти Санду и поддерживающей ее партии PAS не стал исключением: молдаване вынуждены изрядно затянуть пояса, в то время как в стране наблюдается невиданный разгул коррупции и кумовства в правящих кругах. Многие сравнивают сегодняшнюю ситуацию со временем правления олигарха Плахотнюка, на фоне борьбы с которым президент сделала свою политическую карьеру. Правда, сравнение оказывается явно не в пользу нынешней власти.

События 2022 года, когда инфляция в Молдове достигла рекордного уровня в 34%, а половина населения была отброшена за черту бедности, не прошли бесследно для руководства страны. По данным опроса, проведенного Международным республиканским институтом в конце прошлого года, и у президента, и у правительства высокие антирейтинги. Избирателей в первую очередь беспокоят экономические проблемы, особенно растущие счета за коммунальные услуги и рост цен на продукты питания.

Поэтому заявление Санду о возможном проведении референдума о вступлении в ЕС в один день с президентскими выборами было встречено весьма настороженно даже сторонниками евроинтеграции.

Ведь предугадать его итоги сегодня невозможно. Более того, он может негативно повлиять на предвыборную кампанию президента. Но на самом деле у этого референдума другая цель — избавиться от всех конкурентов на «проевропейском» фланге и «подрезать крылья» оппозиции. К тому же Санду необходимо хоть что-то, дабы отвлечь население от экономических проблем и снизить негатив к власти.

Фактически таким нехитрым способом президент обязывает всех «проевропейцев» консолидироваться вокруг нее — любое другое мнение будет означать «предательство» идеи евроинтеграции. По сути, Санду монополизирует повестку вступления в ЕС, лишая других кандидатов возможности играть на этой «поляне».

«Тот факт, что идея референдума была выдвинута одновременно с согласием Санду баллотироваться на второй срок, вызывает ощущение, что эта инициатива была согласована с электоральными интересами президента и правящей партии <…> По замыслу ее автора, референдум призван принести дополнительную электоральную ценность Майе Санду и PAS. Будет так или нет, мы увидим на президентских выборах. Это политическое решение, принятое политическими деятелями, которые преследуют свои интересы и принимают на себя соответствующие риски», — считает политолог Анатолий Цэрану.

При этом даже те, кто сегодня активно выступает за европейский курс Молдовы, прекрасно сознают, что страна к этому абсолютно не готова.

Республика не соответствует критериям членства в ЕС практически со всех точек зрения — экономики, уровня коррупции, судебной системы, образования и здравоохранения. При этом привязка Молдовы к Украине в деле евроинтеграции окончательно ставит крест на обещаниях «хороших людей» о скором членстве в Евросоюзе.

Европейские дипломаты и чиновники, в общем-то, и не скрывают этого. Посол ЕС в Кишиневе Янис Мажейкс заявил, что «ускоренная интеграция» Молдовы в Евросоюз возможна, но стране не стоит ждать никаких поблажек в плане выполнения критериев соответствия.

«В вопросе многое зависит от смысла слова «ускоренный». То, чего Украина и Молдова достигли за два года, уже можно назвать ускоренным продвижением. Получение статуса кандидата и начало переговоров произошли за рекордно короткие сроки. Но если, говоря об ускоренной интеграции в ЕС, подразумевается, что отбрасываются некоторые «менее важные» критерии, такого ускоренного варианта быть не может, поскольку идет подготовка страны ко всем обязательствам и правам стран членов ЕС. Поблажек не будет», — подчеркнул представитель Брюсселя.

Подобные заявления наглядно демонстрируют, что для евробюрократов важнее процесс, чем конечный результат. Молдова, по сути, ни на шаг не приблизилась к членству в ЕС, несмотря на статус кандидата и объявленное начало переговоров о вступлении.

В чем же причина «ускорения», которые получили Украина и Молдова? Просто Брюссель решил поощрить два наиболее антироссийских и русофобских режима, дабы поддержать там сохранение у власти своих ставленников. А то, что происходит с этими странами и их населением, западных кураторов не особо волнует. К тому же в Евросоюзе хватает своих проблем, в том числе экономических. Более того, во главе большинства стран ЕС сегодня находятся те, кого мало беспокоят даже национальные интересы — где уж им думать о какой-то Молдове.

Так что молдавская евроинтеграция — не более чем пиар-проект Брюсселя в условиях экономического кризиса, внутренних противоречий и нерешенных проблем в самом Евросоюзе. И потому декларируемым Санду перспективам вступления Молдовы в ЕС к 2030 году сегодня мало кто верит.

© «РуБалтик»

 

 

Поделиться:
Click to comment

Leave a Reply

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Самое популярное

To Top